Экономика

Спорт

Светсткая хроника и ТВ

Происшествия

Политика

Общество

Киев

Зачем прослушивать телефон журналистки?

Противостояние между Генеральной прокуратурой и Национальным антикоррупционным бюро вновь вылилось в скандал.

Валерия ЧЕПУРКО 6 сентября, 20:25

Зачем прослушивать телефон журналистки?

Противостояние между Генеральной прокуратурой и Национальным антикоррупционным бюро вновь вылилось в скандал. На этот раз страсти завертелись вокруг решения следователя ГПУ проверить телефон журналистки "Радио Свобода" Натальи Седлецкой за полтора года. Обеспокоенность по этому поводу высказало Посольство США в Украине, солидарность с журналисткой проявил представитель ОБСЕ Арлем Дезир, а народные депутаты из комитета свободы слова даже заставили Юрия Луценко дать задний ход: погорячились, признал генеральный.

Откуда дровишки

Началось все осенью 2017 года, когда в интернете появился файл, где человек с голосом, похожим на голос директора НАБУ Артема Сытника, зачитывает журналистам результаты прослушки телефона гражданской жены бывшего военного прокурора сил АТО Константина Кулика - Ирины Немец. Первым поднял шум народный депутат Артем Геращенко, обвинив Сытника в разглашении тайны следствия. ГПУ среагировала быстро, открыв уголовное производство по этому факту, а также по факту незаконного вмешательства в личную жизнь – оскорбленная женщина написала заявление.

Как помнит читатель, НАБУ разрабатывало Кулика по статье о незаконном обогащении. В его рамках антикоррупционеры не имели права тайно слушать ни подозреваемого, ни его подругу, а тем более сдавать частные секреты посторонним.

Встреча Сытника с журналистами, в том числе Натальей Седлецкой, была не официальной – пили по-дружески чай, болтали. Как разговор оказался в интернете? По версии бывшего главы Координационного совета ГПУ Владимира Бойко, которую он озвучил в Фейсбуке, среди гостей директора НАБУ был агент СБУ. Он и "слил" своим кураторам и Сытника, и его гостей.

Судья дает добро

Для спецслужб агентурная информация – это все. Есть только один изъян – к делу ее не пришьешь. Нужны процессуальные доказательства. Но на допросе в ГПУ Наталья Седлецкая отказалась назвать дату встречи с Сытником, ссылаясь на журналистский иммунитет. Под этим соусом следователь обратился в Печерский суд Киева с ходатайством о временном доступе "к вещам и документам". Проще говоря, к мобильному телефону журналистки.

Компанию "Киевстар" обязали предоставить следствию сведения о телефонных соединениях, дате, времени, продолжительности разговоров, полученных сообщениях, месте пребывания абонента за период с 19.07.2016-го (начало следствия против Кулика) по 16.11.2017-го (начало следствия против Сытника). Это решение есть в открытом Государственном едином реестре судебных решений. Формально прокуратура хотела узнать, в какое время и в каком месте телефоны Сытника и журналистки находились поблизости друг от друга.

- Согласно Уголовно-процессуальному кодексу журналист имеет право не разглашать свои источники так же, как священник и адвокат. Действия следователя тоже выглядят законными. Но разрешенный судом объем информации вызывает сомнения в допустимости, - говорит адвокат Клим Братковский. - Не месяц, не три, а 17 месяцев. Решив одну задачу, прокуратура получает множество других данных о связях и перемещениях журналиста, которые может использовать в своих целях. Судья обязан был потребовать от следователя обосновать ходатайство, но он просто подписал то, что попросили.

Все под колпаком

Простому человеку не дано знать, сколько времени на серверах операторов хранятся данные о наших звонках и перемещениях. По крайней мере известно, что сегодня по делам Майдана следствие запрашивает данные за 2014 год. Наш мобильный друг постоянно начеку и может стать предателем. Это можно использовать как во благо – для раскрытия преступления, так и во вред – ради получения частных сведений, шантажа, шпионажа.

- Организовать слежку, которая будет иметь законные основания, сегодня можно за кем угодно, - отмечает адвокат Игорь Сиротин. – В рамках уголовного производства следователь может просить суд поставить на прослушку хоть пять, хоть десять телефонов. Три или четыре будут нужными для дела, еще столько же будут решать вопросы "левых" заказчиков. Например, спецслужб или коммерческих конкурентов. Судья обязан осуществлять контроль, но на практике, ему безразлично. 

Ради того, чтобы организовать негласное наблюдение за человеком и его родными, можно элементарно открыть уголовное дело по тяжкой статье. По утверждению экс-главы Координационного совета при ГПУ Владимира Бойко, так поступило НАБУ, чтобы получить санкцию суда на прослушивание Константина Кулика и его подруги. Вменяемая им статья о незаконном обогащении не давала оснований для обращения в суд.

Экономика

Спорт

Светсткая хроника и ТВ

Происшествия

Политика

Общество

Киев