Экономика

Спорт

Светсткая хроника и ТВ

Происшествия

Политика

Общество

Киев

Михаил Коротюк: "В Иловайском котле мне, простому офицеру, звонили сотрудники Администрации президента и пытались выяснить ситуацию. Это нонсенс!"

Конец августа 2014 года врезался в память украинцев мрачным понятием: Иловайский котел.

 22 октября 2015, 00:02

Михаил Коротюк:  В Иловайском котле мне, простому офицеру, звонили сотрудники Администрации президента и пытались выяснить ситуацию. Это нонсенс!

Оказавшись в окружении, наши солдаты несколько дней вели изнурительные бои, пробиваясь к своим. Кандидат в депутаты Киевсовета по 24-му округу Михаил Коротюк (представляет ВО "Батьківщина") - один из тех, кому удалось вырваться из западни. Мы попросили его поделиться своими еще весьма свежими воспоминаниями. 

- Михаил, прошлым летом судьба вас забросила под Иловайск. Расскажите, как все происходило?

- Я находился там в качестве старшего помощника начальника штаба 39-го батальона территориальной обороны. Мы попали в окружение войск противника. Главная причина этого - отсутствие информации и своевременно принятых решений на уровне штаба Антитеррористического центра. Были неправильно расставлены войска на участке, не было просчитано, что делать в случае прямого вторжения армии противника. В наш батальон официальный приказ об отступлении так и не поступил, кроме того, батальон из 450 человек был разбросан по участку фронта длиной более 10 км. 

- Как вам удалось вырваться из окружения?

- Батальон выходил частями. До 24 августа по нам шло мощное артиллерийское воздействие - мы все время сидели в блиндажах и не могли открыть ответный огонь. Поскольку приказа об отступлении не было, то 24 августа вечером мы провели офицерское собрание, на котором и приняли решение отступать. Появилась информация, что где-то в 5 километрах от нас стоят вражеские танки. Мы собрались и начали перемещаться. Шли через болота, через холмы. Нас подгонял огонь противника, в воздухе стояла ужасная жара. С собой не было ни еды, ни воды, пили прямо из болот.

- Под Иловайском мы понесли большие потери. Можно ли было предупредить эту трагедию?

- Прежде всего нужно было отменить ошибочные приказы… Приказы наступать были отданы батальонам, которые изначально формировались как батальоны территориальной обороны, а не как штурмовые подразделения. Иловайская трагедия произошла по причине отсутствия опыта проведения такого рода операций, также наше командование недооценило силы противника. Когда начался штурм Иловайска, нужно было не докладывать, что город взят, а формировать мощную группировку для штурма. Либо же выровняться по линии фронта, чтобы исключить возможность окружения.

- В то время министром обороны был Валерий Гелетей. Насколько велика его недоработка?

- Мне тяжело оценить его роль в ситуации под Иловайском. Но я понимал, что происходит борьба за управление войсками. Ко мне звонили сотрудники Администрации президента, мне, простому младшему офицеру, и пытались выяснить ситуацию по пленным, раненым и погибшим! Это нонсенс, при нормальном управлении войсками такого быть не должно! Администрация президента должна заниматься президентом, а не включаться в процесс управления частями на фронте.

- Какой урок вы вынесли после Иловайска? 

- Я много пережил. Мне пришлось сделать вывод: воевать больше всего хотят в Киеве. В высоких кабинетах. Но армия в условиях войны - это тяжелый, каторжный, ежедневный труд! На войне отношения между людьми строятся не так, как в мирной жизни. Там сразу понимаешь, кто чего стоит на самом деле. Нередко те, кто перед отправкой больше всех кричали "Слава Украине!", в итоге приносили пользы гораздо меньше, чем парни, которые молча управляли техникой и выполняли свои военные обязанности. Я понял одно: над армией нужно работать. 

Экономика

Спорт

Светсткая хроника и ТВ

Происшествия

Политика

Общество

Киев